Make your own free website on Tripod.com
   

 

A
C
A
D
E
M
I
A

 

 

 

 


  o o
МОСКОВСКОЕ ИЗДАТЕЛЬСТВО
ACADEMIA

 

 

Цветы на арктическом льду

 

     Издательство Academia.

     Сердце каждого завзятого книголюба начинает биться сладостно при звуке двух этих слов. По всем законам жанра, продиктованного стране усатым кремлевским властителем, ему быть не полагалось. Но оно было. И  след издательства Academia невозможно вычеркнуть из истории духовной культуры народа, хотя   и мелькнуло оно падучей звездой. Всего  пятнадцать лет (1922-1937) выходили книги Academia, в ту пору единственного на всю державу  учреждения, называвшего себя   по  латыни. Кстати, название взялось не с потолка первой крупной акцией новой издающей организации  стал выпуск в свет собрания сочинений Платона, основателя школы в местечке Академия под Афинами.

Academia отличалась от других издательств не только своей латиницей, но и масштабом эстетических задач, тем, что в условиях табуирования всего и вся открывало людям подлинные     ценности общечеловеческой, в том числе   национальной культуры.

И все же, как   случилось, почему во льдах тоталитаризма расцвел экзотический   цветок? Особого секрета тут нет. Как говорится, не было бы счастья,  да несчастье помогло. Academia являет собою результат политической игры большого властного кота с очень непростой мышкой. Давайте внимательно прочтем справку об издательстве, опубликованную в первом томе третьего издания Большой советской энциклопедии.

Academia, советское издательство. Осн. в 1922 как частное, затем преобразовано  в изд-во при Гос.  ин-те  истории иск-в  в Ленинграде. После перевода в Москву в 1938 слилось с Гослитиздатом. Председателем  ред. совета A. был М. Горький. С конца 20-х гг. изд-во выпускало серии книг: Сокровища мировой литературы, Классики мировой литературы,  Памятники литературного, общественного, художественного быта и искусства, а также памятники лит-ры народов СССР и др. Издания  A. обычно сопровождались вступит. статьями, науч. комментариями, отличались высокой культурой полиграфич. оформления.

Весьма примечательная заметка, но мы  пока воздержимся от  комментариев. Ошибки,  здесь допущенные, будут исправлены в  специальной монографии об издательстве Academia, которая готовится сейчас к печати.

 Как изящно, однако, сказано слилось и как стыдливо констатируется частное происхождение предприятия. Обратим внимание на  упоминание о том, кто именно был председателем редакционного совета. В этом весь секрет. Баловали власти великого пролетарского писателя не только особняком Рябушинского, но и еще одной игрушкой в стиле модерн начала века - издательством Academia. Так сказать, для души. Баловали Горького по многим причинам и  как знаковую фигуру внутри страны, и как визитную карточку режима для западных интеллектуалов, и как укротителя писательской вольницы, и в надежде на угодные Кремлю художественные и публицистические произведения.  На сей счет в те годы едко злословили   Горький пишет роман Отец. При этом, чтобы не было сомнений кто главный герой, название романа произносилось с кавказским акцентом.

В 1936 году Горький умер. Нужда играть в кошки-мышки отпала. И вскоре издательство Academia ликвидировали, передав уже подготовленные к печати проекты Художественной литературе. Год кончины издательства совпал с самым черным годом большого террора. А как же иначе, если последним директором Academia был ненавистный кремлевскому горцу, некогда почти   равновеликий ему, безудержно талантливый Л.Б. Каменев? В тот год рубили  шею даже самому гегемону - рабочим, крестьянам, служащим -  и уж вовсе никаких шансов остаться в живых не было у соратника  Ильича Льва Борисовича, равно как и у всего, что с ним связано. Из чувства справедливости заметим, что Л.Б. Каменев сам неоднократно поднимал меч, пока  последний не опустился в конце концов и на его умную голову.

Итак, издательство прекратило свое существование в 1937 году. Но у нас  есть все основания утверждать, что оно живо по сю пору. И будет жить, пока стоит на чьей-либо  полке  хотя бы одна книга, выпущенная Academia. Право же, в этом нет преувеличения. Ибо Academia случай особый. У нее всегда были и есть поныне на редкость преданные поклонники. Их трепетное отношение  к  книжному репертуару издательства   выливается порой в поразитель-ную  самоотверженность, почти культовое преклонение. Не один десяток лет отдают они собирательству книг Academia, делу их пропаганды и изучения. Подчас, без преувеличения, все это становится   смыслом  их жизни.

  Вот только один пример. Полковник-артиллерист Константин Николаевич Васильев, сын сельского интеллигента, фронтовик от звонка до звонка. В 1958 году, выйдя по состоянию здоровья на пенсию, он десять лет, как на работу, ходил в Ленинскую библиотеку и трудился там ежедневно с 9 утра до 4-х пополудни над составлением библиографического описания книг Academia  за все годы деятельности издательства. Работа в высшей степени скрупулезная и неудивительно, что она потребовала десять лет жизни. По свидетельству профессора М.В. Раца, описавшего    эту историю в  Независимой газете (2000, 13 апреля),  каталог книг Academia  К.Н Васильев  составил  исключительно тщательно. Несколько лет спустя, подготавливая    каталог к печати, библиографы добавили в него  только лишь 50 названий, не более (Academia. 1922-1937. Выставка изданий и книжной графики. М.: Книга, 1980).  К слову сказать, сам Марк Владимирович Рац, председатель  Всероссийской ассоциации библиофилов, один  из крупнейших знатоков и почитателей творческого наследия  издательства  Academia.        

В 1980 году, спустя 58 лет со дня основания и 43 года со дня ликвидации, перед публикой впервые предстала почти вся книжная продукция Academia. Общество книголюбов РСФСР устроило  выставку, целиком посвящённую репрессированному издательству. Число приверженцев Academia умножилось.

Минуло еще двадцать лет и вскоре случилось то, что случилось. Родное наше государство перестало быть единственным субъектом экономической деятельности. Как грибы после дождя стали  возникать плоды частной инициативы кооперативы,  малые, акционерные и иные предприятия. Каплей в этом бурном потоке явилась издательская фирма Academia, зарегистрированная исполкомом Ленинского районного совета  г. Москвы 30 января 1991 года. В роли учредителей выступили  весьма уважаемые учреждения самое крупное в мире (на тот момент)  издательство Наука и редакция элитарного журнала  Вестник Академии наук СССР. Редакционный совет возглавил академик Игорь Михайлович Макаров, в то время главный ученый секретарь Академии наук. В состав совета вошли выдающиеся ученые страны, в том числе тогда еще здравствующий Д.С. Лихачев. Инициатор   этой дерзкой акции известен   первый заместитель главного редактора  Вестника АН СССР (ныне Вестник Российской академии наук) Валентин Афанасьевич Попов, тоже давний и завзятый адепт Academia. Кстати, средства на первые  проекты  новой издающей организации безвозмездно предоставил опять-таки ярый поклонник  старой Academia  Владимир Дмитриевич Петросян, успевший к тому времени с головой окунуться в мутные воды частного предпринимательства. А далее словно прорвало высокое имя Academia, пользуясь неразберихой в деле регистрации предприятий,  рискнул  возложить на себя   добрый десяток других инициативных групп. Из формальных признаков единственное,   что отличает их от второй Academia - это фирменный знак художника Г.П. Любарского, разработанный  последним в двадцатых годах для издательства первого призыва, на котором изображен древний грек, читающий пергаментный свиток . Ныне никто не вправе маркировать им  свою книжную продукцию, кроме второй Academia , за которой этот знак  закреплен  в установленном  законом порядке. Об этом мало кто знает, но в России, равно как и в других странах, за неправомерное использование товарных  знаков  установлена уголовная ответственность.

Итак, новая Academia, ориентируясь на опыт своих предшественников,  набирает силу. За минувшие годы выпущено около двухсот названий книг. Среди наиболее заметных изданий  есть   переводы западных авторов, которые намеренно замалчивались предшествующим режимом. Например,  знаменитая монография Даниела Белла Грядущее постиндустриальное общество впервые увидела свет на русском языке в 1999 году. Тепло встречен читателями очередной доклад Римскому клубу Фактор четыре. Затрат половина, отдача - двойная (авторы Э. Вайцзеккер, Э.Ловинс и Л.Ловинс). В Комитете по делам национальностей Государственной думы с большим успехом прошла презентация этнолингвистического словаря-справочника Р.А. Агеевой   Какого мы роду-племени? Народы России: имена и судьбы.Украшением книжной полки любого филолога наверняка станут четырехтомный Большой академический монгольско-русский словарь, справочные издания Красная книга языков России, Государственные и титульные языки Российской федерации, антологии Русская словесность и Сумерки лингвистики, а также  серийные издания  Кавказские языки, Германские языки, Романские языки, Языки Российской Федерации. Ответственно мыслящий обществовед вряд ли пройдет мимо антологий Новая постиндустриальная волна на Западе, Впереди ХХI век, Антология социально-экономической мысли в России. 20 30 годы XX века  Восторженные отзывы читателей вызвала книга Л.М. Аринштейна о А.С. Пушкине Преображение Дон-Жуана. Примечательный штрих.  Готовя литературоведческие заметки Л.М. Аринштейна к печати, редакторы издательства   в значительной мере использовали при этом опыт своих предшественников, выпустивших в свое время книгу Рисунки Пушкина. Среди четко обозначившихся тенденций в работе издательства научно выверенные документальные повествования, мемуары, дневники, письма. Только что вышли из печати знаменательные в этом смысле книги. Среди них сборник архивных документов Рассекреченный Зубр. Следственное дело Н.В. Тимофеева-Ресовского, воспоминания бывшего партийного функционера Н.Б. Биккенина Как это было на самом деле, двухтомник очерков об ученых Российская наука в лицах. Готовится публикация дневника Модеста Корфа, однокашника А.С. Пушкина, ставшего впоследствии  крупным имперским чиновником.

Каждая из двухсот книг, выпущенных за последнее десятилетие, имеет свою историю. Но это другая тема.  Здесь же нам остается лишь отметить, что  в портфеле издательства немало многообещающих рукописей, что  некоторые     работы новой Academia  выдвинуты на соискание Государственной премии Российской Федерации.  Словом, жизнь продолжается. Однако любое продвижение вперед тем успешнее, чем пристальнее всматриваемся мы в лица, события и  дела минувших лет. Преемственность в работе на ниве культуры  потенциально заряжена творческой удачей.   

                                                                           В.В. Крылов,

кандидат исторических наук

 

 Аннотированный  ПРАЙС-ЛИСТ